День танцев с собственной тенью

Феликс был довольно неоднозначной личностью. Особенно когда дело касалось танцев. Ну, и всего остального. Например, прогулок. Его воображение всегда его далеко уводило. К примеру, однажды он оказался бабочкой, запертой в тесном пространстве электрической лампочки, а бабочка потом оказалась маньяком, потому что… ну, там такая ужасная история была… в общем, это уже к делу не относится.
Так вот, Феликс. Он был утончённым эстетом и любил танго. У него просто крышу срывало, когда он слышал первые звуки, будь то бандонеон или скрипка. Он тут же становился скрипкой. Или бандонеоном. Но если на нём играли плохо, Феликс тут же становился бабочкой-маньяком. Ну, в самом деле, если берёшь в руки дорогостоящий инструмент, играй на нём хорошо или убери лапы, понял?!!
Читать далее День танцев с собственной тенью

Цитадель

Орловский Гай Юлий
Марго Генер

 

В нескольких шагах над землей завис человек с арбалетом. Из глазниц выплескивается пламя. Его багровые отсветы подсвечивают волосы и скулы. Руки расставлены, словно собирается обхватить весь мир.

Он окинул хранителей осколков пылающим взором. Губы перекосила яростная ухмылка.

Ворг оглянулся и замер под всевидящим взглядом человека. Морда полузверя оскалилась, мышцы вздулись. Звериные инстинкты требуют бежать подальше от огня, но человеческое сознание сильней. Читать далее Цитадель

День написания писем Деду Морозу.

Дед Мороз решил завязать.
– Всё, – рубанул он. – Никаких подарков. Дети пошли – ужас. Не читают, не играют в войнушку, не клеют из скорлупы грецких орехов ёлочные игрушки, а если пишут мне, то какую-то фигню требуют: «Подари, дедушка, новый гаджет»… Тьфу. Всё, ухожу на пенсию. Читать далее День написания писем Деду Морозу.

Гносеологический анализ центральных когнитивных механизмов

КОСИЛОВА Елена Владимировна – кандидат философских наук, доцент кафедры онтологии и теории познания философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Проблему центрального управления – то есть управления действиями субъекта – можно без преувеличения назвать одной из важнейших в когнитивных исследованиях субъекта. Она будет определять судьбу компьютерной метафоры и даст возможность глубоко продвинуться в область понимания мышления. Данное рассуждение является философским. Однако я старалась учитывать теории, существующие в экспериментальной когнитивной науке [Величковский 2006; Солсо 2006; Dretske 1999].

Читать далее Гносеологический анализ центральных когнитивных механизмов

О присутствии и отсутствии русской метафизики

Автор Сербиненко В.В.

Несказанное ядро души может быть отражено только в зеркале абсолютного сочувствия.

М. Бахтин

В известнейшей книге Ж. Делёза и Ф. Гваттари «Что такое философия?» присутствуют и некоторые русские сюжеты. Так, например, говорится, что «Декарт, попав в Россию, сходит с ума…». Речь в данном случае идет отнюдь не об иррационализме русской мысли и вообще не о «приключениях Декарта в России», а о том, что произошло с декартовским концептуальным персонажем Идиотом – «частным мыслителем, противостоящим публичному профессору (схоласту)» [Делёз, Гваттари 2009, 71–72] – в философии абсурда Льва Шестова[1]. Конечно, в определенном смысле парадоксально, что в работе Делёза и Гваттари восстающий против ratio«герой» Шестова с его апофеозом беспочвенности тем не менее имеет российскую прописку. Но вполне вероятно, авторы точны и как раз на российской почве европейский «идиот» с его «естественным» (не профессорским) рационалистическим вопрошанием обретает подлинно экзистенциальный облик. Русский же философ Шестов, несомненно, достойный пример подобного философского сумасшествия. Впрочем, все это ни в коей мере не лишает нас возможности говорить и о французском или, допустим, о европейском Шестове. Читать далее О присутствии и отсутствии русской метафизики

Концепт как философское понятие

Ю.В. Суржанская

В ΧΧ в. в отечественной лингвистике появился новый объект исследования – понятие концепта. Оно стало центральным в таких направлениях научной мысли, как когнитивная лингвистика, психолингвистика и лингвокультурология. В философских словарях и энциклопедиях до недавнего времени было невозможно найти понятие концепта. Однако в 2009 г. в «Энциклопедии эпистемологии и философии науки» вышла статья под названием «Концепт» известного философа С.С. Неретиной [1]. Автор статьи показала, что понятие концепта имеет прямое отношение к философской проблематике, прежде всего, к познанию. С.С. Неретина очертила основной абрис этой темы в философии. Новое явление в теоретическом знании неизбежно влечет за собой вопрос его определения. Поэтому, несмотря на постановку проблемы, она все еще требует дальнейшей разработки и решения. Что же такое концепт, по нашему мнению, с точки зрения философии? Какой феномен сознания или языка он обозначает? Решению этих вопросов посвящена данная статья. Читать далее Концепт как философское понятие

Жизнь как философская идея: Дильтей – Ницше – Бергсон

К постановке проблемы

В.П. Визгин

Увы, чего не мог постигнуть ты душой
Не объяснить винтом и рычагами!
Гете

Мы интуитивно чувствуем, что жизнь и культура как предельные, самые важные ценности, должны быть непременно соединены: жизнь должна быть культурной, а культура – жизненной, т.е. живой творческой силой современного человека. Но наши эмпирические констатации, как правило, говорят совершенно об ином. Ведь почти всегда духовно чуткие люди отмечали, напротив, их резкое расхождение: жизнь открывалась им в ее дикости, варварстве, безумии и абсурде, одним словом, в своей антикультурности, а в культуре они подмечали немощь, отвлеченность, манерность, самопогруженность и стерильность для нужд восходящей, ищущей своего преображения жизни. Кажется, что в жизнь проникающими флюидами входила скорее не культура,цивилизация, хотя у последней тоже не простые отношенияжизнью, но все же не столь, можно сказать, антагонистические. Редкие же моменты гармонии жизни и культуры – пусть относительной и неполной – предстают новым поколениям как вершины и того и другого одновременно и нераздельно. Подобные звездные часы человечества связываются у нас с такими немногочисленными именами, как Гомер, Пушкин, Гете… Читать далее Жизнь как философская идея: Дильтей – Ницше – Бергсон

Джоэль Питер Уиткин (Joel Peter Witkin)

«Я или психопат с острейшим эстетическим вкусом, или же потрясающе здоровый человек. Как бы то ни было, я знаю, что ничем не смогу себе помочь. Ведь это то, для чего я был рожден.» Джоэль Питер Уиткин.

Joel Peter Witkin Night in a Small Town 2007

Джоэл Питер Уиткин часто вспоминал два события, произошедшие с ним в детстве, которые определили его творчество. Первое это развод родителей по причине религиозных разногласий (его отец был евреем, мать — католичкой). Второе — он стал свидетелем гибели маленькой девочки. Отрезанная в автомобильной катастрофе голова ребенка упала к ногам 5-летнего Джоэла. После этого смерть словно заворожила его воображение и стала постоянным героем его творчества. Читать далее Джоэль Питер Уиткин (Joel Peter Witkin)

Рене Мальтет

Рене Мальтет родился в 1930 году, а ровно 12 лет назад его не стало. Но творчество французского юмориста не забыто. Фото сюжеты Рене Мальтета уходят с молотка. А портфолио известного француза собирает, тщательно хранит и делится им в интернете сын знаменитого фотографа Робин Мальтет.

René Maltête
René Maltête

Фотографировать Рене Мальтет начал в возрасте 16 лет, мечтая стать режиссером художественных фильмов. Однако, за неимением профессиональной камеры всерьез занялся фотографией. Большую часть своей жизни независимый фотограф Мальтет сотрудничал с фотоагентством «Рафо», для которого и были сделаны его лучшие снимки. Читать далее Рене Мальтет

И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко!

Как принято обзывать мужиков, которые оставляют свою даму…как бы это сказать…в интересном положении?

Правильно — по-всякому. И аспидом в том числе.
Так вот, первое обзывательство было именно «аспид». И стряслось это… Правильно, именно тогда и стряслось. Лопух Адам вприпрыжку убежал ловить бабочек, а Ева отчаянно скучала. Как примерная жена, она ждала супруга, вздыхала и не курлыкала. А что ей ещё было делать? Ни подружек, ни интернета. И муж ускакал по очень важным делам. Им, мужикам, всегда ихние важные дела интереснее, чем на жену полюбоваться. Ева только-только подумала, что могла бы усладить взор супруга танцем живота (прямо скажем, невеликого. Подтянутый был животик!), а он решил, что бабочки важнее. Ну, мужику, конечно, бабочки завсегда важнее родной жены.
Так вот, Ева сидит скучает, а тут — Змей. Красавец писаный, разумеется. И речистый. Так ей голову заморочил, так очаровал, что Ева и не заметила, как у них случился романтический ужин. Без свечей и шампанского, одни яблоки. Ева одно яблочко — кусь! А Змей, зараза, мало того что всё дерево обожрал, так ещё от слов своих красивых к делу перешёл. И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко. Читать далее И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко!