Мир духов. Сказки Черного лиса

Красная Шапочка сидела на пне и красила ногти. Она всегда так делала. Лис появился неожиданно – он тоже всегда так делал.
– Привет, лиса, – сказал он.
«Ух ты», – удивилась она про себя. Лиса так лиса. Почему нет. Она так обрадовалась появлению Лиса, что даже испугалась – так это вовремя случилось.
И тут она вспомнила Серого Волка, которого придумала когда-то, чтобы ей не было так одиноко. Фантазии так резко расходились с реальностью, что впору было сойти с ума от отчаяния.
Но Вселенная гораздо мудрее, чем мы о ней думаем. А когда мы думаем о том, что оказались на волосок от гибели, она протягивает нам руку помощи. И эта рука всегда надёжнее фантазий. Потому что эта рука – ну, или лапа – реальна.
Красная Шапочка, впрочем, уже была учёным котом, и по привычке подумала, что так не может быть, потому что не может быть никогда. Что-то внутри неё знало, что – может.И всё равно она почему-то побаивалась Лиса. Но таким детским страхом, какой бывает, когда папа подбрасывает тебя к потолку, а ты визжишь и хохочешь, потому что знаешь, что папа уронить не может. Может только подхватить и понести.
Красная Шапочка смутно помнила, что в прошлой жизни Лис нёс её в нору, как кутёнка, и это было очень уютно.
Всё было очень и очень странно.
– Думаю, тебе стоит перестать бояться, – сказал Лис. – Сейчас я тебе поведаю нечто, что кого-нибудь испугало бы, а тебя точно успокоит.
– Сказка? – навострила уши Красная Шапочка.
– Быль. Дело в том, что я не просто Лис, а оборотень.
– Я так и знала, – облегчённо вздохнула Красная Шапочка. – Но ведь лисы-оборотни живут только в Японии?
– Они живут везде. И я живу везде. И меня зовут Оке Токио, – сказал Лис.
– Вот и познакомились, – растерянно сказала Красная Шапочка.
Ей недавно приснилось именно это имя, как несколько раньше приснился сам Лис.
– Ты хотела сказку, – напомнил Лис. – Ну, слушай. Она о духах. Только это было на самом деле… наверное. Дело шло к ночи. За окном шелестел осенний монотонный дождь, и мои веки то медленно закрывались, то снова ползли вверх. Точно два маленьких опахала. Вниз – вверх. Вниз – вве-ерх… Под шум дождя всегда хорошо спится. Фонарь зыбко освещал потолок, и ветви деревьев чертили по нему постоянно сменяющие друг друга иероглифы. Вниз-вве-ерх…
Внезапно один из иероглифов переместился на дверь. В полудрёме я перевёл туда взгляд. Но ведь дверь была открыта, и её саму я не видел, а иероглиф, мелькнув на мгновение, мягко растворился в тени дверного проёма. Разве тень будет видна на тени?.. Нет. Но тень была живой. Она не двигалась, просто смотрела на меня. И она была человеком.
Как объяснить, что тень смотрела прямо на меня? Ведь у неё нет глаз. Но она именно смотрела, я был уверен в этом. Сомнений не было – тень зыбко сформировалась в силуэт сгорбленного человека. Опахала поднялись и опустились несколько раз – вниз и вверх.
Я попробовал пошевелить губами:
– Что ты хочешь?
Я спросил это, но не услышал звуков собственного голоса, он раздавался откуда-то изнутри.
– Ничего, – прошелестела тень. – Просто я тоже тут живу…
– Жила? – осторожно поправил я.
Я подумал, что это дух прежнего жильца.
– Нет, – последовал ответ. – Я живу сейчас.
Теплые мурашки волной омыли мою кожу. С тенью ведь можно попробовать поговорить! А вдруг…
– Ты знаешь о том, что будет дальше?
– С тобой? – уточнила тень.
– Да.
– Зна-а-аю…
– Что? – почти перебил я. Это было не очень вежливо, но я не мог не спросить.
– Тебе не надо об этом знать, – поплыло над комнатой.
– Почему? – обиженно и разочарованно, словно маленький ребёнок, запротестовал я.
– Сейчас не время… Ты узнаешь, когда это время придет.
Я растерянно моргнул. Вниз-вверх качнулись опахала.
– У тебя все будет хорошо. Спи.
И я уснул, а утром… Утром решил, что всё это было сном.
Красная Шапочка медленно покачала головой:
– Вряд ли всё так просто… А что говорили иероглифы?
– Одним из них было имя моей прабабушки, Юке Токио, – сказал Лис. – Может быть, это была она, а может быть, и нет. А ещё там были числа. Тридцать восемь, и…
В это время что-то прошуршало рядом в траве, и черная лоснящаяся спинка ужа, медленно изгибаясь, прорисовала восьмёрку.
– Ну конечно, – прошептала Красная
Шапочка. – Ведь это так просто. Конечно, всё будет хорошо. Ведь восьмёрка – это знак бесконечности.
Глаза Оке Токио удивлённо моргнули – вниз-вверх. Совсем недавно ему снилось, что он шёл над миром по невидимой проволоке, и путь его продолжался в вечность, как это и положено лисам-оборотням.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.