Костромская улочка очаровавшая Островского

В 1848 году А.Н. Островский, родившийся и выросший в Москве, впервые поехал на свою «фамильную родину» — в Костромской край, на родину своего отца, в имение – Щелыково. Из Москвы. Разумеется, что проездом через губернский город – через Кострому.

Прибыв в Кострому, Островский сначала ужаснулся… В Костроме только что случился большой пожар. Частое дело для того времени: многие здания в городе выгорели. Первое, что бросалось в глаза – пепелища, гарь. Какое тут могло случиться впечатление? И вот читаем дневник Островского:

Пошли мелкими улицами и вдруг вышли в какую-то чудную улицу. Что-то волшебное открылось нам… По улице между тенистыми садами расположены серенькие домики довольно большие, с колоннами, вроде деревенских помещичьих. Огромные березы обнимают их с обеих сторон своими длинными ветвями и выдаются далеко на улицу. Все тихо, патриархально, тенисто. На немощеной улице играют ребятишки, кошка крадется по забору за воробьями. Заходящее солнце со своими малиновыми лучами забралось в это мирное убежище и дорисовало его окончательно… Пошли по этой улице дальше… Мы стоим на крутейшей горе, под ногами у нас Волга, и по ней взад и вперед идут суда то на парусах, то бурлаками… [1]

Впервые оказавшись в Костроме, совершенно не зная города, Островский случайно (случайно!) оказывается на тихой и незаметной улочке. Случайно свернул и оказался.

Эта улица поразила Островского. Тишина. И природа: деревья-зелень и овраг – огромный овраг, превращающий округу в крутейшую гору. Гору, с которой открывается вид на Волгу. Волга, а у Волги овраг. А выше оврага (на горе) – домики. В зелени. Вот такая улица.

Эта улица перевернула Островского. Встряхнула. Островский затем много раз приезжая в Кострому заходил именно на эту улицу. Специально. Именно эта улица, именно этот овраг-гора и зелень вокруг и те самые домики довольно большие, с колоннами, вроде деревенских помещичьих – всё это стало затем «Грозой».

С написанием пьесы «Гроза» связана и личная драма писателя. В рукописи пьесы, рядом со знаменитым монологом Катерины: «А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! Или храмы золотые, или сады какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса…», есть запись Островского: «Слышал от Л. П. про такой же сон…». Л. П. — это актриса Любовь Павловна Косицкая, с которой у молодого драматурга были очень непростые личные отношения: оба имели семьи. [2]

«Гроза». Провинциальный приволжский городок. Купцы, приказчики, мещане. «Серая провинция». И вот именно в такую «серость» Островский помещает сюжет о семейных драмах и любовных трагедиях. А ведь пропускает Островский всё «через себя». И всё лишь прикрывает фоном «провинциальной серости».

А если еще разобрать, что в «Грозе» — литература, а что – история… Никакой «провинциальной серости» и вовсе не останется.

На какой же улице Костромы однажды случайно оказался Островский?

* * *

Жили-были два брата. Старший и младший. Жили-подрастали. Из подростков превращались в молодых мужчин. И однажды на неком семейном совете тетка братьев и говорит:

— Оба мальчика умницы. Умные мальчики. Но сделаем так. Старшего продвинем по дипломатической линии. Пусть будет у нас дипломатом. Но это дело такое – много разъездов, жизнь и работа заграницей. А фамильное хозяйство требует наблюдения. За семейными делами на родине надо присматривать. Старший будет дипломатом, а младший будет следить за хозяйством – экономикой заниматься будет на родине.

Так на семейном совете и решили. Как тетка сказала. Тетку тех братьев звали Екатерина Романовна Дашкова. Ага, княгиня Дашкова, значит.

А племянников Дашковой звали Дмитрий и Сергей. Татищевы. [3]

Дмитрий Павлович Татищев [4] – известный российский дипломат. Тетя слово сдержала: племянник стал дипломатом. Да еще каким. На самых ответственных постах. Вошел в историю как фактический правитель-управитель всей Испанской империи. Александром I Дмитрий Татищев был послан в Испанию. И вот уже в Мадриде настолько вошел в испанский двор, что, по замечанию современников, он, а не король Фердинанд управлял Испанской империей. Дипломат известный (см. хоть Википедию).

Младший брат Дмитрия Павловича – Сергей Татищев – скромно жил в фамильном костромском имении Вичуга (ныне Ивановская область, а тогда Костромская губерния). Брат – дипломат «по заграницам», а он управляет фамильными имениями (Костромская и Ярославская губернии). И тут война 1812 года. И Сергей Татищев принимает участие в формировании Костромского ополчения. И так отлично показал себя во время боевых действий, что после окончания войны с Наполеоном был единодушно выбран предводителем дворянства всей Костромской губернии.

Разумеется, что как предводитель губернского дворянства он должен иметь и дом в губернском центре, а не жить безвылазно в далекой Вичуге. И Сергей Павлович Татищев находит для дома место – тихую окраину (тогда) города. У оврага на краю Костромы.

Вокруг дома Татищева приобретают землю и строят свои дома его друзья и знакомые. Вот так разрастается новая для Костромы улочка у оврага.

Татищевы и их окружение. «Улица-клуб». Что такое «Татищевы и их окружение»? Один брат за границей – дипломат. Второй брат ведет дела семьи в России. В Москве фамилия владеет целым кварталом – вдоль Кузнецкого Моста – весь квартал между Петровкой и Неглинкой. Здесь (в Москве) у Татищевых бизнес. Весь квартал они застраивают доходными домами. Всё это войдет затем в историю как «Солодовниковский пассаж». [5]

Все эти доходные дома начинали строить и «запускать бизнес» именно братья Татищевы. Лучшие квартиры Москвы. Лучшие магазины Москвы (товары из Парижа и хоть откуда хочешь). Бизнес в большой и шумной Москве. А еще здания в Петербурге.

А вот «штаб-квартира» «семейного бизнеса» на тихой провинциальной улочке. У Волги. В Костроме. Среди зелени. Вдоль оврага. Фамильный дом. Рядом дома «бизнес-партнеров».

Одно из самых старых деревьев костромы сохранилось во дворе дома 12 на ул. Овражной. Фото 2014 г.
Одно из самых старых деревьев Костромы сохранилось во дворе дома 12 на ул. Овражной. Фото 2014 г.
Вот на какую улицу однажды случайно забрел Островский. Он застал еще ту ОВРАЖНУЮ (ДВОРЯНСКУЮ) костромскую улицу. Улицу, утопающую в зелени над Волгой. И можно только себе представить теперь, что там были за дома среди этой зелени. Люди строили не только «с деньгами», но и со вкусом. Но сегодня мы можем только представлять…Кстати, можно так же представить, что за истории случались на этой улице. Это была «улица-клуб». Строили здесь не только богатые костромичи, но и из Москвы, из Петербурга. Здесь был «клуб», где встречались по дипломатическим и торгово-дипломатическим вопросам. По вопросам, которые «любят тишину».А бывало и просто приезжали отдохнуть от шума большого города (из Москвы или Петербурга). Бывало приезжали семьями. А бывало какой супруг (супруга) приезжали одиноко (второго супруга не пускали дела). И столько тут случалось историй! Мама не горюй! Шекспиру не описать, куда уж мне.Улица вдоль оврага. Домики жмутся друг к другу дворами. А через овраг (через зеленые заросли) можно ходить друг к другу в гости. А ночью ведь никто и не увидит, что идешь, если еще идешь осторожно, не шумишь. Вот так и ходили друг к другу в гости. Бывало по ночам. Пока супругов дела отвлекали.

Гроза на Волге
Гроза ударяет в местечке, где ул. Овражная подходит ближе к Волге. Фотография из интернета. Автор Людмила Бабуркина-Комиссарова (Кострома).

Вот откуда родом «Гроза» Островского. Из Костромы. С улицы Овражной (так сегодня улица и называется – Овражная).


1 http://lib.kostromka.ru/ostrovsky/journal.php

«Гроза»

3 http://ru.wikipedia.org/wiki/Парад_6_октября_1831_года_в_Петербурге_(картина)

4 http://ru.wikipedia.org/wiki/Татищев,_Дмитрий_Павлович

5 http://ru.wikipedia.org/wiki/Пассаж_Солодовникова
А.И. Ревякин. «Гроза» как трагедия

Имя Рек. История в двух пьесах

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.