И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко!

Как принято обзывать мужиков, которые оставляют свою даму…как бы это сказать…в интересном положении?

Правильно — по-всякому. И аспидом в том числе.
Так вот, первое обзывательство было именно «аспид». И стряслось это… Правильно, именно тогда и стряслось. Лопух Адам вприпрыжку убежал ловить бабочек, а Ева отчаянно скучала. Как примерная жена, она ждала супруга, вздыхала и не курлыкала. А что ей ещё было делать? Ни подружек, ни интернета. И муж ускакал по очень важным делам. Им, мужикам, всегда ихние важные дела интереснее, чем на жену полюбоваться. Ева только-только подумала, что могла бы усладить взор супруга танцем живота (прямо скажем, невеликого. Подтянутый был животик!), а он решил, что бабочки важнее. Ну, мужику, конечно, бабочки завсегда важнее родной жены.
Так вот, Ева сидит скучает, а тут — Змей. Красавец писаный, разумеется. И речистый. Так ей голову заморочил, так очаровал, что Ева и не заметила, как у них случился романтический ужин. Без свечей и шампанского, одни яблоки. Ева одно яблочко — кусь! А Змей, зараза, мало того что всё дерево обожрал, так ещё от слов своих красивых к делу перешёл. И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко. Читать далее И это дело Еве понравилось ещё больше, чем яблоко!

Забыв навеки о любви, добре и зле

Теперь она пришла умирать к знакомым корням,
Свернувшись в калачик на серой тёплой земле,
Доверив себя надёжным глубоким снам,
Навеки забыв о любви,о добре и зле; Читать далее Забыв навеки о любви, добре и зле

Ящерица

Такса

Ящерица сидела на холодном камне,попеременно поджимая то одну, то другую лапку, и быстро орудовала спицами.
— А что ты вяжешь? — раздался рядом голос.
— Вчера был День любви к теплым носкам, — не поднимая головы, ответила Ящерица.
— Так ведь то вчера, — сказал тот же голос.
— Ну и что, — ответила Ящерица. — Лучше поздно, чем никогда. Читать далее Ящерица

Святилища, идолы и игрища

Многогранности языческого мировоззрения, сложившегося из наслоений многих эпох, соответствовало многообразие форм культа и мест обращения к потусторонним силам, родившимся в сознании древнего человека. Моления об урожае, различные заклинательные действия, обращение к силам природы и к духам добра и зла, повсеместно рассеянным в природе, производились тоже повсеместно: пунктом обращения к этим силам и принесения им жертв («треб») могло быть и отдельное жилище, и срединная площадь селения, и ключ-родник, и луг за околицей, и берег реки, и лесная поляна, и возделанная земледельцами нива — «жизнь». Читать далее Святилища, идолы и игрища

Костромская улочка очаровавшая Островского

В 1848 году А.Н. Островский, родившийся и выросший в Москве, впервые поехал на свою «фамильную родину» — в Костромской край, на родину своего отца, в имение – Щелыково. Из Москвы. Разумеется, что проездом через губернский город – через Кострому. Читать далее Костромская улочка очаровавшая Островского

«Тяжела ты, шапка Мономаха!»: Жизненный путь Михаила Романова к престолу и Костромской край

Е.Ю. Волкова, Б.К. Коробов

 

УДК. ББК. В676 Волкова Е.Ю., Коробов Б.К. «Тяжела ты, шапка Мономаха!»: Жизненный путь Михаила Романова к престолу и Костромской край. – Кострома: Костромаиздат, 2008. – 54 с. Редакционная комиссия: А.К. Шустов – доктор исторических наук, профессор, Ю.В. Лебедев – доктор филологических наук, профессор. ISBN Читать далее «Тяжела ты, шапка Мономаха!»: Жизненный путь Михаила Романова к престолу и Костромской край